ИСКУССТВО РАЗГОВАРИВАТЬ И СПОРИТЬ

Предыдущая78910111213141516171819202122Следующая

ГЛАВА VIII. КАК ВЕСТИ СПОР?

Хитрости, уловки и всякие нечестности, к которым прибегают противники, довольно многочисленны, хотя повторяются с известной правильностью. Многие из них, числом около сорока, собраны в одном юношеском произведении Шопенгауэра. Но, как признал сам Шопенгауэр во втором томе своих «Parerga und Paralipomena», в таком перечислении нет особенной надобности, если указать существенные правила, которым должен следовать спор. Всякое уклонение от этих правил, умышленное или неумышленное, должно быть строго преследуемо спорящими сторонами.

При этом нужно оговорить следующее. Законы диалектики, как и законы логики или грамматики, лежат в нас самих; мы им следуем, и до теоретического ознакомления с ними и, даже зная их, мы о них совершенно забываем на практике, в пылу спора. Они, следовательно, учат нас тому, что мы знаем и без них, но тем не менее они не только интересны, но и полезны: они дают нам воз­можность легко находить ошибки в мышлении - и нашем собственном и наших противников.

В споре выставляется известное положение и подвергается опровержению. Существует два вида опровержения и два пути его.

Виды следующие: опровержение, имеющее в виду вещь, т.е. самый предмет спора, опровержение ad rem и опровержение, имеющее в виду человека, т.е. в данном случае нашего противника, опровержение ad hominem.

В настоящем, законном споре допускается только первый вид опровержения, ибо только с его помощью можно опровергнуть абсолютную или объективную истинность данного положения, так как мы доказываем, что оно не соответствует природе данной ве­щи. Употребляя второй вид опровержения, мы можем опровергнуть только относительную истинность высказанного противником положения, а именно: мы докажем, что оно противоречит другим утверждениям или допущениям его, или докажем, что случайно приведенные им доводы не выдерживают критики. Но это отнюдь не дает еще нам права утверждать, что его положение неверно.

Представим себе, что идёт спор из области философии или естествоведения, и наш противник (он должен быть для этого англичанином) позволяет себе привести в качестве доводов библейские тексты. Мы вправе опровергать его доводы аргументами такого же свойства; но это отнюдь не дает нам права утверждать, что его положение противоречит истине. Вопрос остается нерешенным как и раньше, ибо мы употребили опровержение ad hominem, а не опровержение ad rem.

Опровержение ad hominem имеет за собою преимущество краткости и это соблазняет очень многих, так как всестороннее разъяснение вещи часто слишком пространно и затруднительно.

Два пути опровержения – следующие: прямой и косвенный. Первый берет положение за его основание, а второй имеет в виду его следствие. Первый показывает, что оно неверно, а второй, что оно не может быть верно. Рассмотрим их поближе.



Опровергая положение противника путем прямым, мы нападаем на его основание, т.е. показываем, что одна из посылок, на которых основывается это положение, неверна, или доказываем, что из данных посылок, истинность которых мы допускаем, положение противника, не может вытекать, т.е. отрицаем следствием.

Например, некто рассуждает так:

Божественный закон повелевает повиноваться гражданским властям.

Епископы не принадлежат к гражданским властям.

Следовательно, божественный закон не повелевает повиноваться епископам.

Желая опровергнуть это положение прямым путем мы должны опровергать или первую посылку, или вторую или же должны отрицать правильность вывода.

Опровергая положение косвенным путем, мы берем какое-нибудь следствие, вытекающее из данного положения, и доказываем неверность его, дабы этим доказать неверность самого положения. При этом возможны два способа.

Первый способ состоит в том, что мы указываем на вещь или отношение, которые подходят под данное положение, но к которым оно неприменимо. Это самый простой способ опровержения.

Представим себе, что нашелся софист, рассуждающий так:

Евангелие обещает христианам спасение.

Есть порочные люди, принадлежащие к христианскому вероисповеданию.

Следовательно, Евангелие обещает спасение порочным людям.

Стоит только указать пример порочных людей, которых Евангелие осуждает, и положение это опровергнуто.

Другой способ сложнее. Мы на время допускаем, что положение нашего противника истинно; затем мы с ним связываем другое, никем не оспариваемое положение, и из них, как из посылок, выводим заключение, с которым не может согласиться наш противник, так как оно или противоречит природе вещей, или природе данной вещи, или же другому его утверждению. Таким образом, этот способ может быть или ad hominem или ad rem. Если те истины, которым противоречит полученное нами положение, совершенно очевидны, если они – аксиомы, то мы привели противника нашего к абсурду (ad absurdum). Во всяком случае, так как приведенная нами новая посылка неоспорима, то неверность заключения указывает на неверность защищаемого нашим противником положения.

Например, некто (он должен быть или очень ограниченным человеком или антисемитом) рассуждает так:

Ограничивают в правах преступников.

В России евреи – ограничены в правах

Следовательно, евреи – преступники.

Чтобы опровергнуть это положение вторым способом, нужно допустить на время его справедливость, затем прибавить: Спиноза (или кто-нибудь другой) – еврей, следовательно, он – преступник.

Если теперь доказать, что к Спинозе понятие преступник неприменимо, мы получим опровержение ad rem; если сам говорящий отзывался с похвалой о характере и безупречной жизни Спинозы, то без всяких доказательств получим опровержение ad hominenL Если вместо Спинозы назвать еврея, безупречность кото­рого составляет аксиому, то этим противник приведен к абсурду. Не нужно даже брать лиц непременно иудейского вероисповеда­ния, можно брать и крещеных евреев, предварительно доказав, что преступность или неприступность нисколько не зависят от веры.

Все способы опровержения в споре можно подвести под изложенные здесь виды.


3423559823999724.html
3423605359229059.html
    PR.RU™