СМЕРТЕЛЬНАЯ ГОНКА

Фрэнк стоял в торце дома, когда у главного входа раздались какие-то крики. Один голос был ему незнаком. Другой принадлежал Джо. Судя по крику, Джо явно попал в переплет.

Фрэнк бросился на помощь брату. Огибая угол дома и пытаясь сообразить, что же происходит в полутемном дворе, он услышал шум работающего мотора. Машина двигалась по дорожке к выезду. За ней на веревке тащился какой-то мешок или узел, подпрыгивая на земле.

И тут вдруг Фрэнк все понял и оцепенел от ужаса — Джо!

Джип уже почти выехал на улицу. На его заднем сиденье виднелась чья-то фигура, наклонившаяся над запасным колесом. Фрэнк различал бледный овал лица, но узнать его не мог.

Он пересек лужайку по диагонали, надеясь перехватить машину на выезде. На бегу Фрэнк нащупал и вытащил из кармана джинсов свой швейцарский армейский нож. «Если успею раскрыть его и дотянуться до веревки,— подумал Фрэнк,— то смогу спасти Джо». Но машина уже поворачивала на улицу, набирая скорость. Как успеть? Нет, безнадежное дело!

Судорожно глотая воздух, Фрэнк сделал еще один рывок и бросился вперед, стараясь ухватиться левой рукой за натянутую веревку. Правой он поднес ножик ко рту, чтобы зубами открыть самое большое лезвие.

В левую ладонь врезалась веревка, но Фрэнк ухватился покрепче и уперся каблуками в толстый дерн. На секунду веревка провисла, но тут же натянулась опять. Теперь и Фрэнка тащило на мостовую.

— Фрэнк!—прокричал Джо в нескольких футах позади.— Отпусти ее! Не рискуй!

— Еще чего!—выдохнул Фрэнк. Мостовая была совсем рядом. Теперь или никогда! Ему удалось захватить зубами лезвие и вытянуть его. Оно начало поддаваться.

В следующее мгновение каблуки соскользнули с травы и уперлись в бетонный край пешеходной дорожки. Фрэнк дернулся, безуспешно пытаясь сохранить равновесие, перевалился влево и почувствовал, как нож выскальзывает из пальцев. Не смог он удержать и лезвие, нож отлетел куда-то в темноту и шлепнулся на дорожку.

Фрэнк ухватился — теперь уже свободной правой рукой — за веревку и посмотрел вперед. Джип выворачивал на улицу. Габаритные огни не горели, а номер был заклеен липкой лентой.

В этот момент с внутренней дорожки дома на другой стороне улицы задним ходом стал выезжать автомобиль. Его водитель явно не видел ехавшего без огней джипа. Водитель джипа резко нажал на тормоз, так что покрышки завизжали. Веревка, за которую держался Фрэнк, провисла. Он мгновенно вскочил на ноги, подобрал ее и обмотал — раз, другой — вокруг пожарного гидранта у обочины. А сам перевел дух, уповая на счастливый исход.

Секунду спустя джип, круто обогнув выезжавшую машину, снова двинулся вперед. Фрэнк считал про себя: «Раз, два...»

Веревка натянулась, но ее петли на гидранте не соскользнули. Из джипа донесся возглас удивления и крик боли — видно, кто-то держал веревку руками. Она вдруг ослабла, а машина с ревом унеслась в темноту.

Фрэнк подбежал к Джо и помог ему подняться, а потом освободил от веревочной петли.

— Ты в порядке?— спросил он, с трудом переводя дыхание.— Не ранен?

Джо молча осмотрел свою одежду. Потом сообщил с немалым изумлением:

— Так быстро я еще штаны не протирал. Но, к счастью, кожа цела.



Полчаса спустя братья сидели в гостиной своего дома и рассказывали о случившемся детективу Кону Райли из полиции Бейпорта. Кон был их старым другом, но все еще со смешанным чувством относился к деятельности двух юных детективов, которые не входили ни в какую официальную организацию.

— Вы уверены, что это нападение как-то связано с делом, которое вы сейчас расследуете?— спросил он, когда они закончили свой рассказ.— Тут немало подонков, готовых радоваться любой вашей беде.

— Может быть,— сказал Фрэнк.— Но зачем нападать на нас именно теперь? Мы уже знаем, что в этом деле замешан один черный джип. В нем ездят два брата — Эрик и Джерри Дрессеры.

— А вы можете поклясться, что машина у вашего дома была черная?—усомнился Кон.— Там ведь было довольно темно.

— Черная или какого-то очень темного цвета,— отозвался Джо.— Верх опущен, а рама торчала.

— Точно,— добавил Фрэнк.— И к ней были прикреплены четыре или даже шесть фар.

Кон Райли захлопнул записную книжку и встал.

— Я объявлю розыск. Можем затребовать в отделе регистрации номер машины Дрессеров, но не уверен, что она окажется той, которую мы ищем. В любом случае сомневаюсь, что эта машина все еще в Бейпорте.

Он перевел взгляд с Фрэнка на Джо и добавил:

— Никакой самодеятельности, ребята. Можете делать умозаключения о том, кто был в машине, но разыскивать и наказывать их — это дело закона. Ясно?

— Так точно, сэр,— сказал Фрэнк.

Когда они остались вдвоем, Джо произнес:

— А я все-таки хочу сказать пару ласковых слов Эрику Дрессеру.

— Не торопись,— рассудил Фрэнк.— Забыл, что ли, о его старшем брате Джерри? И о его шайке? Похоже, это, скорее, их рук дело, а не Эрика.

— А что, если они все замешаны?— отозвался Джо.— Эрик, его братец со своей шайкой, Девин и даже Карла Ньюхаус — как мозг всей организации. Разве не логично?

— Не более логично, чем и все прочее в этом деле,— ответил Фрэнк.— Пока что у нас больше вопросов, чем ответов. Кто изготавливает фальшивые вумбэтки и где? Как они оказываются на складе «Вумбэта», чтобы разойтись потом по магазинам? И почему они главным образом попадают в магазины тут, неподалеку?

— Мне кажется, я знаю ответ на последний вопрос,— сказал Джо.— Магазины за пределами этого района снабжаются через оптовиков, а здешние по-прежнему получают товар прямо со склада. Вот тебе еще одно доказательство того, что склад имеет отношение ко всему этому делу. Но не могу представить, как подделки попадают на склад! Вся партия поступает прямо с фабрики, буквально из двери в дверь. Нет никакой возможности, чтобы... Голос Джо пресекся. Фрэнк глянул на брата и увидел, что на лице того проступает выражение крайнего изумления.

— В чем дело?—потребовал ответа Фрэнк.

— Просто мелькнула дикая, сумасшедшая мысль,— отозвался Джо.— Так быть не может, но... Точно. Все совпадает! Послушай, Фрэнк. Хочешь знать, где изготавливаются фальшивые вумбэтки? Там же, где и настоящие,— на фабрике «Вумбэт»! И доставляют их на склад так же, как настоящие, с помощью автопогрузчика. Я, наверное, и сам их возил!

Фрэнк уставился на брата и долго смотрел на него. Потом шлепнул кулаком по ладони.

— А ведь ты прав!— воскликнул он.— Поэтому-то фальшивки так похожи на настоящие — их делают из тех же материалов, на тех же машинах. Единственная разница в том, что мошенники делают их не так тщательно.

И тут Фрэнку пришла в голову еще одна мысль.

— Если мы правы, то почему мошенники не ставят на фальшивки штампы для ультрафиолетового контроля? Если они используют фабрику, могли бы и штампы ставить.

— Не могут,— ответил Джо.— Инспекторы по качеству все время держат свои персональные штампы при себе. Даже забирают их домой на ночь. Кроме того, на штампах есть дата. И мошенники, должно быть, боятся оставлять слишком много следов.

Фрэнк почесал щеку.

— Может, и так,— сказал он.— Но, если фальшивки делаются на той же фабрике, что и настоящие, а потом пакуются и перевозятся на тот же склад, то как мошенники их различают? Пока ты завтра будешь работать, схожу-ка я еще разок в какой-нибудь магазин, где продавали фальшивки. Между нами говоря, стоило бы получить ответы и на другие вопросы.

Снаружи послышался звук подъехавшей машины. Фрэнк и Джо замерли: уж не пытается ли кто-то снова на них напасть?

Дверь распахнулась. То были мистер и миссис Харди с тетей Гертрудой. Миссис Харди заглянула в гостиную и сказала:

— Держу пари, вы просто счастливы, что не поехали с нами. Нигде так не отдыхаешь, как дома, спокойным, мирным вечерком. Верно, мальчики?

Братья переглянулись, как заговорщики. Потом Джо ответил:

— Ты абсолютно права, мамочка.

На следующее утро Фрэнк подвез брата до работы, а сам направился в торговый центр, чтобы нанести повторный визит в магазин спорттоваров «Бенлоу».

Джо трудился на складе, внимательно наблюдая за всем вокруг, но не заметил ничего такого, что могло бы помочь расследованию. Он собирался уже пойти на ленч, когда к нему подошел один из рабочих, Уитни.

— Привет, Харди,— сказал он.— В бейсбол играешь?

— Ясное дело,— отозвался Джо.

— И раскидывать мяч можешь?

— Ясное дело,— снова ответил Джо.— А что?

— Мы в перерыве собираемся сыграть, но не хватает разыгрывающего во втором квадрате. Что скажешь?

— Не возражаю,— сказал Джо.— Но как насчет ленча? Мне надо будет поесть, а я с собой ничего не захватил.

— Можешь после игры купить там в автобуфете бутерброд и колу,— сообщил Уитни.— Запасная перчатка у меня есть, могу одолжить. Так как, пойдешь с нами? Джо пожал плечами.

— Почему бы и нет?—сказал он.

Через несколько минут Джо присоединился к Уитни, и они направились на большой пустырь за складом и фабрикой. Сорняки в его центре были только что выполоты, и кто-то разложил на земле четыре квадрата из линолеума, отметив «базы», или «дома», как их еще называют. Джо заметил, что площадку использовали вовсю. Дорожка, соединявшая квадраты, была протоптана до самой почвы рыжеватого цвета.

— Эй, слабаки, давайте начинать!— заорал кто-то. Джо оглянулся. Возле холмика питчера, нетерпеливо поигрывая мячом, стоял Линк Метари. Перчатка на его правой руке выглядела так, словно она прослужила многие годы.

Метари послал мяч в сторону главного квадрата. Громко чмокнув, мяч оказался в перчатке Рея Бина.

— Ух, ты!— выдохнул Бин.— Слушай, Джонни, переключись на кэтчера[6]! У меня рука болит со вчерашнего дня.

— Ничего себе! Круто бросает,— вполголоса сказал Джо.

— Это он еще только разминается,— отозвался Уитни.— Увидишь, что будет, когда разогреется. Он еще вдобавок меткий. Не то что некоторые питчеры, у которых ничего, кроме силы в броске. Ну ладно, пошли по местам.

Джо занял свое место во втором квадрате. Уитни встал в третьем. Не успел он подготовиться, как Метари рявкнул: «Берегись, Уитни!»— и со страшной силой метнул в него мяч. Уитни еле успел поднять руку и поймать мяч в перчатку. Джо видел, что он поморщился от боли, потом повернулся и перебросил мяч Джо.

— Давай, Харди, кидай на первый!— прокричал завскладом.

Джо не слушал. Он уставился на мяч, который держал в руках, и на рыжую грязь в швах. Ну в точности такой, только более новый. Точно таким же в него и Фрэнка бросили в качестве предупреждения... и сейчас Джо был уверен, что знает, кто именно его бросил!

Он был ошеломлен, увидев все в совершенно новом свете, и кинул мяч в направлении первого квадрата, почти не сознавая, что делает. Если Линк причастен ко всей истории, то как соединить это с тем, что уже стало известно ему и Фрэнку? Если завскладом — член шайки мошенников, это означает...

— Джо, внимание!— возглас Уитни прервал размышления Харди. Он оглянулся.

Метари снова бросил мяч. И на сей раз тот был направлен прямо в голову Джо!


3418963591356568.html
3419030527925795.html
    PR.RU™